КУРГАНСКАЯ ОБЛАСТЬ Государственный реестр казачьих обществ
 Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РОССИИ

Гражданская война в Советской России – событие эпохальное, драматическое, наложившее свой отпечаток на жизнь многих последующих поколений.

Длившаяся несколько лет вооруженная борьба между различными группами населения, при активном вмешательстве иностранных сил, прошла ряд этапов, принимала разные формы, в том числе не только операции с участием регулярных армий, но и восстания, мятежи, действия вооруженных отрядов в тылу существовавших правительств и государственных образований. Военные действия велись на фронтах, протяженность которых достигала несколько тысяч километров.

Победа Октябрьской революции 1917 года разделила российское общество на несколько сил, по-разному относившихся к новой власти. Советскую власть активно поддерживали часть промышленного и сельского пролетариата, городская и сельская беднота, некоторая часть офицерства и интеллигенции. Против активно выступили крупная промышленная и финансовая буржуазия, помещики, значительная часть офицерства, чины бывшей полиции и жандармерии, часть высококвалифицированной интеллигенции. Самая многочисленная группа – колеблющаяся часть, то и дело вовлекаемая в классовую борьбу активными действиями первых двух сил. Это городская и деревенская мелкая буржуазия, крестьянство, пролетарские слои, желавшие мира, часть офицерства и значительное количество интеллигенции.

Такое деление следует считать условным. В ходе Гражданской войны все эти силы перемешивались и рассеивались по всей территории страны.

После победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде и Москве и установления Советской власти в России Красная гвардия и революционные отряды солдат и матросов ликвидировали отдельные очаги сопротивления новой власти. В марте 1918 года был подписан Брестский мирный договор с Германией. Советская Россия вышла из Первой мировой войны.

Начавшаяся весной 1918 года иностранная интервенция способствовала развертыванию гражданской войны в России. Войска Антанты высадились в Мурманске, Владивостоке, вторглись в Среднюю Азию и Закавказье. Германские войска оккупировали Крым, высадились в Финляндии и Новороссийске. В конце мая начался мятеж чехословацкого корпуса. Через несколько недель чехи взяли под контроль ряд городов Транссибирской магистрали. Для борьбы с ними был создан Восточный фронт. Набирало силу белое движение на юге страны: донское казачество во главе с атаманом

П. Н. Красновым, Добровольческая армия генерала А. И. Деникина на Кубани, мусаватисты, дашнаки в Закавказье.

Окончание Первой мировой войны активизировало иностранную интервенцию против Советской России. В ноябре 1918 года в Черное море вошли английская и французская эскадры боевых кораблей. В Новороссийске, Одессе и Севастополе были высажены десанты. В Азербайджан и Грузию с согласия националистических правительств вступили английские войска. При этом усилилась помощь белому движению. 18 ноября 1918 года адмирал А. В. Колчак в Омске, свергнув Всероссийское временное правительство, провозгласил себя Верховным правителем России. Обладая ресурсами Урала и Сибири, используя иностранную военную помощь, армии Колчака взяли Пермь и двинулись к Волге, рассчитывая на юге соединиться с белогвардейскими силами генерала Деникина, а на севере – с англо-американскими интервентами. По замыслу заокеанских и белогвардейских стратегов Советскую Республику следовало окружить сплошным кольцом фронтов, задушить блокадой и разгромить концентрическим наступлением.

Для борьбы с белогвардейцами и всевозможными интервентами Советская Россия мобилизовала все имеющиеся людские и материальные ресурсы – республика превратилась в единый военный лагерь. Жестко удерживая фронт, советское командование стремилось сосредоточить превосходящие силы на главных стратегических направлениях, с целью разгрома основных сил противника. Весной-летом 1919 г. армии Восточного фронта освободили Урал, колчаковские войска были отброшены в Сибирь, где потерпели окончательное поражение. Затем с Восточного фронта были переброшены крупные силы на другие фронты; последовал разгром армий Юденича и Деникина. В 1920 году велась борьба с белополяками и белогвардейскими силами Врангеля. Следует признать, что белое движение потерпело не только военное, но и идейное поражение, не сумев предложить народу внятной, учитывающей его коренные интересы программы. В то же время простые, хлесткие тезисы большевистских идей завладели сознанием масс.

 

Новая армия – старые кадры

Гражданская война 1918-1922 гг. развела солдат и офицеров бывшей Российской императорской армии по разные стороны баррикад. Почти все мужское население страны сподобилось повоевать на двух больших войнах, поэтому кадры красной и белой армий по боевой ценности мало чем отличались. Уже в 1918 году в РККА служила большая часть бывших царских офицеров. С февраля 1918-го к услугам Совнаркома был создан Высший Военный Совет из генералов и полковников Генштаба. В подконтрольных большевикам центральных губерниях находились многочисленные склады вооружения, боеприпасов, обмундирования старой армии. Пока белые рати еще только организовывались, Красная Армия во всеоружии вступила в борьбу.

1918 год стал решающим в вопросе существования Советской республики. Наиболее многочисленные потенциальные сторонники белого движения – казаки и зажиточные крестьяне – слишком долго колебались, желая отсидеться в сторонке, а большевики тем временем провели всеобщую мобилизацию, позволившую поставить под ружье миллионы. Собрать столь многочисленные рати в своем стане для вождей белых было непосильной задачей. Подавляющий численный перевес красных армий не замедлил вскоре сказаться.

В отличие от красных, белые не проводили всеобщей мобилизации (лишь адмирал

А. В. Колчак предпринял запоздалую и безуспешную попытку). Их армии были немногочисленны, а состав сил антибольшевистского сопротивления – весьма пестрым,

  • к. цели многих его участников не совпадали. В период решающих операций на колчаковском фронте действовало 130 тысяч активных штыков и сабель, на деникинском 150, а у генерала Юденича под Петроградом – лишь 20. В Добровольческой армии придумали оригинальный способ пополнения потрепанных подразделений. Основным контингентом служили пленные красноармейцы. После отсева командиров, комиссаров и коммунистов (принадлежность к таковым контрразведка определяла порой по наитию) бывших рядовых бойцов РККА «фильтровали», а затем переодевали в белогвардейскую форму. Погоны и эмблемы с черепом и костями на обмундировании были пришиты намертво, оторвать их можно было разве что «с мясом». Наконец, новоиспеченный полк выстраивался перед отправкой на фронт. О готовности пополнения докладывали командующему Добровольческой армией В. З. Май-Маевскому. «Настоящие корниловцы?» - с саркастической улыбкой спрашивал генерал – и давал добро на отправку. По воспоминаниям П. В. Макарова, советского разведчика в стане белых, сумевшего стать адъютантом Май-Маевского, новоявленных «добровольцев» бросали в атаки на укрепления красных впереди надежных белогвардейских частей. С этого момента они не могли мечтать о переходе к своим, а о ретираде – тем паче.

Наиболее тяжелое положение на фронтах Советской республики сложилось зимой-весной 1919 года. Фронт адмирала А. В. Колчака обнаруживал стремление соединиться на севере с белогвардейцами генерала Е. К. Миллера и англо-американскими интервентами, на юге – с армиями генерала А. И. Деникина. По замыслу белых генералов и стратегов Антанты это вело к полному окружению красных на сравнительно небольшой территории, после чего их поражение становилось неизбежным. Чтобы ускорить падение Советов, барон К. Г. Маннергейм предложил Верховному правителю России занять финской армией Петроград. В обмен он просил признать независимость Финляндии, как это сделало советское правительство. Следует заметить, что белофинны располагали достаточными силами для операции по овладению «колыбелью пролетарской революции». Но предложение Маннергейма Колчак отклонил. На севере англо-американские войска были разбиты под Шенкурском частями 6-й советской армии и отброшены к Белому морю; фланги колчаковского фронта разгромлены группами армий В. И. Шорина и М. В. Фрунзе. Мощное наступление советского Восточного фронта летом и осенью 1919 года похоронило надежды белого движения взять верх над Совдепией. Верховный правитель России Колчак был хорошим адмиралом, но слабым политиком и плохим полководцем.

Последним крупным сражением Гражданской войны стала Перекопско-Чонгарская операция 1920 года. Белогвардейская армия генерала П. Н. Врангеля защищала Крым, опираясь на мощные Перекопские, Чонгарские и Ишуньские укрепления. Под началом Врангеля было около 25-28 тысяч солдат и офицеров, 200 орудий, 45 бронемашин, 14 бронепоездов и 45 самолетов. Противостоящие белым войска Южного фронта (командующий М. В. Фрунзе) имели 146,4 тысячи штыков, 40,2 тысячи сабель, 985 орудий, 4435 пулеметов, 57 бронемашин, 17 бронепоездов и 45 самолетов. Таким образом, войска Фрунзе превосходили армию белых по живой силе в 6,7, по артиллерии – в 4,9 раза. Решающее значение для успеха операции имело форсирование мелководного залива Сиваш со стороны Литовского полуострова, где оборона белых была относительно слабой (одна линия окопов и проволочных заграждений). Обе стороны бились с неслыханным ожесточением, и лишь немногочисленность «контры» положила конец пятидневному кровопролитию. После прорыва красных на Литовском, оборона перекопских позиций, фланг и тыл которых оказались под угрозой удара, потеряла смысл. Потерпев поражение на Перекопе, Врангель, тем не менее, сумел оторваться от преследования многочисленной конницы красных и эвакуировать из Крыма большую часть своей армии.1 Боевые потери красных были тяжелыми – не менее 10 тысяч.

Гражданская война в России не была в прямом смысле гражданской. Ход ее осложнялся действиями на российской территории войск многих европейских

(в основном стран Центрального блока и Антанты), североамериканских (США, Канада) и азиатских государств, ставивших своей целью силовое расчленение России. Финляндия, Эстония, Польша, еще вчера бывшие частями Российской империи, также принимали участие в «комбинированных походах» против Советов. В ряде операций войска Красной Армии нанесли поражения немецким, английским, французским, японским, американским, финским и другим интервентам и заставили их покинуть пределы Советской России.

В современной отечественной историографии встречается утверждение, что иностранные интервенты, в т. ч. английские и американские, на территории Советской России в масштабных боевых действиях не участвовали. Это не так.

Несмотря на воинственную риторику, американские военачальники понимают, что воевать с русскими для них – смерти подобно. Осознание этого появилось давно, во время Гражданской войны в России, когда англо-американские интервенты попытались

 

1 Эвакуация из Крыма морем около 150 тысяч человек, треть из которых составляли военные, - лучшее свидетельство морального разложения белых в конце 1920 года. Солдаты и офицеры, испытавшие в борьбе с «сермяжным воинством» горечь многочисленных поражений, воевать уже не хотели. Многим не хватило места на кораблях, и они остались в Крыму, чтобы сдаться на милость победителей, обещавших амнистию. Судьба этих людей была печальна. Между тем, если бы Врангелю удалось мобилизовать больше людских ресурсов и выставить для обороны Перекопа не 25, а 40-50 тысяч бойцов, белые могли отразить наступление Фрунзе и удерживать Крым еще долгое время.

 

захватить Русский север. Тогда они, имея поддержку с моря мощными силами флота,

располагали танками, сотней боевых самолетов и, в отличие от полуголодных, плохо экипированных красноармейцев, были обеспечены всем необходимым. Заняв Мурманск, а

1 августа 1918 года – Архангельск, интервенты двинулись вглубь Советской России, на соединение с белогвардейской армией Колчака. Чтобы сорвать эти планы, командующий 6-й армии, бывший Генерального штаба генерал-майор А. А. Самойло с конца 1918 года начал готовить свои части к контрнаступлению.

В ночь с 24 на 25 января 1919 года три советские колонны (2800 штыков, 7 орудий) атаковали сильно укрепленный город Шенкурск, занятый 3 тысячами американцев, канадцев и русских белогвардейцев. 26 января город был освобожден, интервенты отступили на 60 километров к северу, на укрепленные деревни Выставка и Кицки. В Шенкурске были захвачены 15 орудий, 60 пулеметов, 5 тысяч снарядов, 3 миллиона патронов, много военного имущества и продовольствия. До рубежей атаки бойцы советских колонн прошли десятки, а то и сотни (колонна Солодухина) километров – в мороз, по пересеченной лесистой местности, глубокому снегу и ударили на обескураженного неприятеля одновременно, с трех сторон. Как показали пленные, появление колонны Солодухина со стороны, считавшейся непроходимой, да еще с тяжелой артиллерией (одно 6-дюймовое орудие, которое протащили через лес на санях), подорвало боевой дух гарнизона Шенкурска.

Шенкурская операция стала переломным сражением Северной кампании. Под ударами советских войск в сентябре – начале октября 1919 года войска интервентов оставили Мурманск и Архангельск. В книге воспоминаний «Две жизни» генерал-лейтенант А. А. Самойло писал: «Впечатление, произведенное взятием нами города на правительства Англии, США и Франции (как выяснилось позже от пленных и из газет) было громадно. Из Вашингтона, по слухам, было получено запрещение ставить американцев в передовую линию! (Боевая практика эти слухи подтвердила, а война американцев в Корее показала, что данное распоряжение прочно усвоено американцами со времени северной интервенции)».

В стане врагов Советской власти не было единства. Известно, что белополяки не желали сотрудничать с армией барона П. Н. Врангеля: буржуазная Россия им была столь же ненавистна, как и советская. Не было единодушия и между вождями белого движения. В борьбе с большевиками А. И. Деникин уповал на помощь Антанты, а атаман Донского казачьего войска П. Н. Краснов – на поддержку Германии. Адмирал Колчак настоятельно просил генерала Деникина подкрепить его армию контингентом боевых офицеров. У Деникина «офицерья» было предостаточно, но Колчаку он не помог: не хотел, чтобы адмирал, как победитель, первым въехал в «первопрестольную». Как результат, в деникинских войсках было много талантливых командиров, а у Колчака они были наперечет. Таких посредственных генералов, как Р. Гайла и К. В. Сахаров Деникин вряд ли поставил командовать армиями. Из-за слабости командного состава колчаковские войска потерпели ряд поражений. Деникин же распорядился силами своего офицерского корпуса неправильно, используя значительное число офицеров в качестве рядовых.

Какое вооружение и рода войск играли главную роль в боях Гражданской войны? Это были не примитивные танки, не привязанные к веткам железных дорог бронепоезда, не малочисленные аэропланы (хотя появление на польском фронте трофейных танков вызвало панику среди жолнеров Пилсудского, а аэропланы белых успешно действовали в небе Северной Таврии против красной конницы). Пулеметы и конница – та сила, наличие которой, как правило, давало в маневренной войне перевес. (Как известно, каждый полк Первой Конной армии имел 20 пулеметных тачанок.) И, хотя обе стороны формировали и активно применяли на фронтах крупные кавалерийские соединения, преимущество было за красными, которые создали и с успехом использовали в решающих стратегических операциях две конные армии (Первую и Вторую). В операциях 1920 года мы видим заметно возросшую роль артиллерии и бронеавтомобилей: противоборствующие стороны уже обладали тогда значительным числом артиллерийских стволов и боевых машин.

К концу Гражданской войны численность Красной Армии достигла 5 миллионов –

и это в нищей, голодной стране. Но условия капиталистического окружения диктовали жесткую истину: силе может быть противопоставлена только сила.

Не только числом бойцов и драконовской дисциплиной была крепка РККА. Из вооруженной полуанархической массы выдвигались многочисленные самородки – предводители красногвардейских отрядов, а в последующем командиры частей и соединений новой армии, несущей на своих штыках «свободу эксплуатируемым трудящимся всего мира». В императорской армии эти люди имели, как правило, унтер-офицерские, реже – обер-офицерские чины. В Красной Армии раскрылись их блестящие способности сколачивать полки, бригады, дивизии и успешно командовать ими. Такие знаменитые военные организаторы, как С. М. Буденный, Ф. К. Миронов, И. Л. Сорокин,

Б. М. Думенко сумели создать и возглавить целые армии и корпуса. Эти люди были близки солдатско-казацкой массе, хорошо понимали ее нужды и чаяния. По своим знаниям и опыту это были профессиональные военные, по духу – атаманы вольных ватаг и дружин. Не случайно в период Гражданской войны выдающейся военной карьеры не сделали ни генералы и полковники царской армии (за исключением С. С. Каменева и А. И. Егорова), ни профессиональные революционеры (кроме М. В. Фрунзе): полуразбойничьей массе «беззаветных героев» импонировали предводители, воскресившие времена Разина, Булавина, Пугачева. Вдохновение от разрушения «старого мира» было столь велико, что в противоборстве с новоявленными краскомами не добились победы признанные полководцы и военачальники бывшей императорской армии: Н. Н. Юденич, М. В. Алексеев, Л. Г. Корнилов, А. М. Каледин и др.

Если командир-самородок вступал в конфликт с комиссаром, «масса» не всегда принимала сторону «посланца партии». Лучший пример тому - скорая расправа командарма-11 Ивана Сорокина с партийно-советским руководством Кубано-Черноморской республики, которое ему, как командующему, «вставляло палки в колеса». Вскоре, однако, та же судьба постигла самого Сорокина: он был объявлен вне закона, схвачен и убит без суда.

У белых также проявилось множество самородков (к примеру, А. Г. Шкуро в царской армии дослужился до есаула, а Гражданскую войну закончил командиром кавалерийского корпуса, генерал-лейтенантом), но ходу им, как правило, не давали. Примеры мы находим в «Тихом Доне» М. А. Шолохова, многие главы которого являются, по сути,

документальным отображением той смутной поры. Во время антибольшевистского восстания на Дону 1919 года Григорий Мелехов (у него был исторический прототип – казак Харлампий Ермаков) успешно командовал полнокровной казачьей дивизией.

Восставшая против политики «расказачивания» область долгое время была блокирована превосходящими силами красных, повстанцы испытывали острый недостаток вооружения и особенно – боеприпасов. Тем не менее, умело обороняясь, казачьи формирования сумели отбить натиск противника и продержаться до подхода белых частей. Пришли белые – и Мелехова (в реальности Ермакова) сняли с комдивов, вышибли в сотенные, не выказав никакой благодарности.

Конечно, военным организаторам, а затем командирам вольных отрядов не с руки было служить у белых и подчиняться бывшим «николашкиным» генералам, которых они под красным знаменем неоднократно бивали. Зато служба новой власти сулила заманчивые перспективы. Зачем быть взводным у белых, если у красных можешь водить дивизию? Вахмистр драгунского полка, Георгиевский кавалер полного банта Семен Буденный, создавая в начале 1918 года отряд красной конницы, хорошо понимал, чего хочет: «Я решил, что лучше быть маршалом в Красной Армии, чем офицером в белой».

Переоценка истоков побед Красной Армии в Гражданской войне связана с личностью председателя Реввоенсовета республики Л. Д. Троцкого. Именно Троцкий, по мнению ряда исследователей, являлся не только выдающимся организатором Красной Армии, но и, по существу, победителем в Гражданской войне.

Необходимо отметить, что вовсе не Троцкий являлся организатором наиболее боеспособных соединений Красной Армии, внесших решающий вклад в победу. Планированию и проведению многих крупных военных операций, имевших победоносное завершение, Троцкий из конъюнктурных соображений мешал. Пример тому – осуществление контрнаступления Южного фронта (началось в октябре 1919 г.), план которого предусматривал нанесение удара со стороны Воронежа на Харьков, Донбасс, Ростов – промышленные районы, где пролетариат составлял большинство населения. Троцкий же настойчиво продвигал план наступления против Деникина ударом от Царицына на Новороссийск, т. е. через враждебные Советской власти казачьи территории. Это не противоречило политической линии, направленной на уничтожение казачества, но свидетельствует о том, что «красный Бонапарт» не обладал талантом стратега; более того, по словам Героя Советского Союза писателя Владимира Карпова, «Лев Давидович был абсолютно штатский человек». От начала и до конца войны председатель РВСР отправлял функции комиссара, осуществляя политическое руководство войсками вне боевой обстановки и ставя во главу репрессивные методы, в том числе введение децимаций на фронте. Но комиссар, даже главный, - не стратег, не полководец. Введение в Советской России всеобщей воинской повинности и привлечение в Красную Армию военных специалистов являлось, безусловно, сильным политическим ходом. Недаром Троцкий уподоблял Россию с вязанкой хвороста, брошенной в костер мировой революции.

Сильной стороной красного войска являлось наличие популистской, но павшей на благодатную почву идеи, в то время как белое движение было идейно ущербно, разобщено и находилось в зависимом положении от интервентов. Красная Армия не могла победить не только без военспецов и талантливых военачальников-самородков, но и без агитаторов, которые, обещая «массе» светлое будущее, могли объяснить, за какой Интернационал надо стоять.

В истории нет примеров, когда организаторам армий приписывались победы в кампаниях, войнах. Даже выдающийся военный министр Французской Республики Лазар Карно не может на это претендовать: военные победы одерживали полководцы и подчиненные им войска. Карно же заслуженно удостоился прозвища – Организатор побед.

Смерть, голод, холод, эпидемии – таковы реалии Гражданской войны. Эта война, унесшая по новейшим оценкам около 5750 тысяч жизней (в их числе – потери, не связанные с боевыми действиями), стала страшной трагедией для русского народа и русской армии. В кровавой братоубийственной бойне Россия потеряла самое дорогое, чем может обладать держава – цвет кадрового офицерства и казачества. Жестоко пострадало крестьянство, издревле составлявшее костяк нашей несокрушимой пехоты. Эта тяжелейшая для генофонда российской нации потеря оказалась в будущем невосполнимой.

 

Гражданская война в Зауралье

По Зауралью Гражданская война прокатилась смертоносным огненным катком, оставив по себе страшную память.

В мае 1918 года на станциях Самаро-Златоустовской и Западно-Сибирской железных дорог стояли эшелоны легионеров 40-тысячного корпуса, сформированного в 1917 году из пленных чехословаков, подданных Австро-Венгерской империи. Части корпуса по договоренности с советским правительством продвигались с Украины во Владивосток для последующей переброски в Европу на усиление войск Антанты. Брестский мир, заключенный Советской Россией с Германией, и антисоветская пропаганда спровоцировали чехословаков против Советов, и они с 25 мая начали захватывать станции и города Южного Урала и Западной Сибири. Главной целью чехословаков и влившихся в их ряды белогвардейцев было овладение Сибирской железной дорогой, дабы отрезать Сибирь от Советской Республики, лишить ее сибирского хлеба и превратить захваченные районы в базу для формирования контрреволюционных сил. К 9 июня под контролем чехословаков оказалось около 1800 верст железной дороги от Челябинска до Мариинска. Выступление легионеров послужило толчком для действий русских антибольшевистских сил, т. е. для белых. В Зауралье войскам антибольшевистского Северо-Западного фронта противостояло восточное крыло Северо-Урало-Сибирского фронта красных, разделенное на два направления – Тюменское и Шадринское.

Курган был захвачен чехословаками 2 июня 1918 года. Наступая превосходящими силами (до 2700 человек) от железной дороги, они расчленили защищавшие город красногвардейские отряды (около 700 бойцов), прижали их к реке Тобол и, захватив мосты, заставили сложить оружие. Вместе с красногвардейцами были пленены и курганские комиссары (Е. Л. Зайцев, А. П. Климов, В. В. Губанов, Л. В. Аргентовский и др.), которых впоследствии расстреляли. Вырваться из города удалось небольшому отряду Д. Е. Пичугина, однако вскоре около села Усть-Суерское отряд потерпел поражение, а сам Пичугин попал в плен и был расстрелян.

Население города отнеслось к перемене власти спокойно. Значительная часть крестьянства также поначалу поддержала антибольшевистское движение, связывая со свержением Советов скорое окончание смуты. От чехов ждали, что они установят порядок и твердую власть. Но чехи, являясь орудием Антанты, вели себя как захватчики в разоренной, истекающей кровью стране. Чувствуя себя хозяевами положения, они развернули репрессии против приверженцев Советской власти, а также тех, кто был хотя бы заподозрен в этом. Особенно лютовал военный комендант города поручик Ф. Грабчик. Автору данной статьи довелось общаться с земляками, жившими в Кургане под властью чехословаков и белогвардейцев. Это были простые, беспартийные люди, но о Грабчике и его душегубах-подручных они отзывались, как об отъявленных палачах.

Закрепившись в Кургане, чехословаки и белогвардейцы предприняли наступление на северо-запад с целью овладения Шадринском, Далматовом, Катайском. С этой целью был сформирован Сводный отряд под командованием подполковника Д. Н. Панкова. Отряд насчитывал 470 человек при 12 пулеметах. В резерве Панков имел подразделение чехословаков поручика А. Гасала численностью 300 штыков. Общая численность советских войск на шадринском направлении составляла около 2 тысячи штыков и сабель при двадцати пяти пулеметах и одном бронеавтомобиле. Эти силы были сильно растянуты (на 120 верст), раздроблены и, пребывая в пассивной обороне, уступали инициативу противнику.

В ходе трехнедельных боев (29 июня – 20 июля) войска красных были разбиты и отброшены из Южного Зауралья к Уралу. Чехословаки и белые провели семь боев и только один из них, Далматовский, окончился для них временным отступлением и стоил тяжелых потерь -150 человек убитыми и ранеными (особенно досталось отряду поручика Грабчика, который в жестокой схватке потерял четверть своих бойцов). Общие потери красных в людях и материальной части были велики. Только на станции Шадринск белые захватили блиндированный поезд, 9 паровозов, большое количество вагонов, склады амуниции, 5 тысяч трехлинейных винтовок и полмиллиона патронов. Советские войска были неплохо вооружены, имели в целом компетентное командование, но по тактической выучке, боевой слаженности формирований не шли в сравнение с подразделениями белочехов и скорее напоминали ополчение, нежели регулярное войско.

Красные бойцы и командиры учились воевать на войне. Ошибки июльских боев в Сибири и на Южном Урале были учтены в постановлении ЦК РКП (б) «О мероприятиях по укреплению Восточного фронта», принятом 29 июля 1918 года. Полуторамесячная оборона Тюмени и упорная защита Екатеринбурга в июле 1918 года дали выигрыш времени, позволили руководству Урала приступить к формированию боевых частей и соединений Восточного фронта и завершить перестройку всей жизни на военный лад. Переход от отрядов к регулярным частям завершился в основном в конце лета 1918 года, но в ряде случаев затянулся до конца 1918 – начала 1919 гг. По мере комплектования полки сводились в бригады, бригады – в дивизии.

В ходе жестоких боев с белогвардейцами и белочехами обрели закалку части и соединения, ставшие красой и гордостью Красной Армии. Летом 1918 года в городе Катайске из боевых рабочих дружин и крестьянских отрядов был сформирован 1-й Крестьянский Коммунистический полк. Первым его командиром был Петр Никитич Подпорин, затем полком командовал Филипп Егорович Акулов – полный Георгиевский кавалер, бывший прапорщик. За воинскую доблесть, мужество и храбрость, проявленные в боях с белогвардейцами, 27 октября 1918 года части было вручено Почетное Знамя ВЦИК. Полк был переименован в 253-й Крестьянский полк «Красных Орлов».

Командуя полком, Ф. Е. Акулов проявил себя как выдающийся командир. В дальнейшем он командовал 1-й бригадой 29-й стрелковой дивизии и кавалерийской бригадой в составе 12-й армии, которая вела успешные бои на польском фронте. За победы над белополяками комбриг был награжден орденом Красного Знамени и почетным именным оружием. Аттестуя комбрига Акулова, командование отмечало, что он в боевой обстановке может командовать кавалерийской дивизией. Вслед за Акуловым командование полком «Красных Орлов» принял Иосиф Андреевич Ослоповский. Под его началом Красные Орлы успешно сражались с колчаковцами, сам комполка был награжден орденом Красного Знамени, золотой шашкой и золотыми именными часами. Служил в полку стрелком, а затем пулеметчиком 18-летний Филипп Иванович Голиков, будущий Маршал Советского Союза. Ему, как одному из лучших бойцов полка, было доверено принимать Красное Знамя ВЦИК, которым полк был награжден за боевую доблесть.

Бок о бок с частями 1-го Крестьянского полка сражался 4-й Уральский полк, в составе которого воевал уроженец села Верх-Теча Михаил Степанович Шумилов. Учась в учительской семинарии, он хотел посвятить свою жизнь делу народного образования, учить деревенских ребят грамоте, но судьба сложилась по-иному. В ноябре 1918 года Шумилов становится командиром полка, а в конце 1919-го принимает командование 85-й особой стрелковой бригадой. Во главе соединения 25-летний комбриг штурмует укрепления Перекопа. Затем были бои в Испании. Великую Отечественную войну герой Сталинграда М. С. Шумилов закончил в звании генерал-полковника.

В переломном 1919-ом в «боях познавшая радость побед» Красная Армия развернула мощное наступление на колчаковском фронте. Южное Зауралье от колчаковцев освобождали войска 5-й (командарм М. Н. Тухачевский) и 3-й (командарм

М. И. Алафузов) советских армий.

Взятие Далматова, Шадринска и Кургана – заслуга сводного кавалерийского отряда, с 15 июля 1919 года действовавшего на правом фланге 3-й советской армии. Отряд состоял из Петроградско-Уфимского полка, Белорецкого стрелкового полка, кавалерийского полка «красных гусар», 1-го отдельного кавдивизиона и пулеметной команды. Командовал отрядом уроженец станицы Казак-Кочердык Николай Дмитриевич Томин, а отдельным кавалерийским дивизионом – Константин Константинович Рокоссовский (будущий Маршал Советского Союза).

Действия томинцев отличались решительностью и быстротой. 2 августа был занят Далматов, а уже утром 4-го дивизион Рокоссовского ворвался на улицы Шадринска. 9 августа сводный отряд Томина форсировал реку Миасс, 12-го занял поселок Старый Просвет.

Рейд на Курган был осуществлен блестяще. Белые ждали противника с запада и сосредоточили свои основные силы у села Введенское, но Томин провел отряд Илецким бором на село Рябково и вышел к Кургану с севера. Ночью с 13 на 14 августа части отряда, захватив железнодорожный мост через Тобол, ворвались в город. К вечеру 14 августа Курган был освобожден. Потерей сводного отряда был 1 убитый красноармеец. Белые отошли за Тобол. С ними из города эвакуировалось лишь небольшое число представителей имущих классов.

Над Курганом взвился красный флаг. Вслед за кавалеристами в город вошли батальоны 270-го Белорецкого полка. Из укрытий вышли и стали сдаваться перебежчики. Жители города бурно отметили смену власти. По докладу сотрудника политотдела, курганцы пили спирт из цистерн, оставленных белыми, поэтому «… все население было пьяным и, встречая красноармейцев, предлагало водку». «Беззаветные борцы с мировой контрой» живо откликнулись, поддержали компанию (хотя за пьянство на фронте отдавали под суд), после чего часть бойцов не смогла продолжать марш. Городская гулянка длилась не день и не два. На радостях 600 человек записались добровольцами в рабоче-крестьянское войско. Все хорошо понимали, что «колчакам» приходит конец и «под занавес» не грех послужить у красных – после зачтется. Даже спустя несколько недель командование поспешило вывести из города эскадрон Петроградско-Уфимского полка из-за повальной пьянки, охватившей бойцов. По воспоминаниям старожилов, подвыпившие красные кавалеристы азартно уничтожали «буржуйское наследство» - стреляли по люстрам, вазам, лепнине в домах состоятельных горожан.

Теперь уже красные повсеместно владели инициативой. Поредевшие, измотанные в жестоких боях за Урал, белые дивизии вели оборонительные бои в надежде на приход сильных подкреплений, благодаря которым можно было попытаться остановить наступательный порыв красных.

Но судьба отвернулась от белых. Население Сибири, особенно крестьянство, было настроено решительно против колчаковской власти. Введение новых налогов, выколачивание недоимок прошлых лет, насильственная мобилизация, незаконные реквизиции, мародерство, произвол командиров тыловых белогвардейских отрядов, зверства карателей – все это оттолкнуло крестьян от режима, установленного Верховным правителем России, и подвигло на саботаж и вооруженную борьбу в составе отрядов «кустарников». Рабочие промышленных центров Сибири, для которых был установлен 10-12-часовой рабочий день, также ждали прихода Советов. Так на какие силы рассчитывал адмирал Колчак летом 1919 года? Свою главную силу он видел в казачестве. Атаман Сибирского казачьего войска Иванов-Ринов заверил адмирала, что если щедро снабдить станичников вооружением, обмундированием, снаряжением и денежным содержанием, то они дружно, как один человек, поднимутся бить красных. В случае выполнения его условий Иванов-Ринов обещал выставить 18-тысячную конную армию. Колчак охотно поверил этим обещаниям и приказал выдать все, что требовал атаман Сибирского казачьего войска.

Следует заметить, что, если бы подобные меры были предприняты в начале 1919 года, они могли дать результат. Появление на правом фланге советского Восточного фронта крупных конных масс могло существенным образом изменить стратегическую обстановку. Пройдя степными просторами Оренбуржья, казачьи соединения имели шанс пробиться к Волге и соединиться с деникинской армией, которая имела в своем составе сильные кавалерийские корпуса. Но Колчак был далек от понимания интересов казачества. Он не ладил с войсковыми атаманами, и те пособляли Верховному правителю неохотно, а то и вообще игнорировали его приказы. Мощный ударный кулак из казачьих частей не был создан даже ко времени решающих боев за Урал. Сибирские и забайкальские казаки вели бои местного значения, разбираясь с красными в своих пенатах. Вместо рейдов по красным тылам многочисленные казачьи соединения занимались делом, несвойственным коннице – осадой городов Оренбурга, Уральска, укрепленных по системе талантливого военного инженера Карбышева. На главном фронте казачьи дивизии и бригады были распылены, находясь в подчинении общевойсковых командиров и использовались, по сути, в качестве войсковой конницы.

В отличие от уральских и оренбургских казаков, «от мала до велика» поднявшихся против красных, значительная часть сибирских казаков была весьма недовольна мобилизацией. Многие из тех, кто не подвергся контрибуциям и расстрелам, не хотели верить, что Советская власть глубоко враждебна казачеству. Из-за ухода на войну работоспособных мужчин хлебные поля остались неубранными. Угроза голода и тяжелые потери, понесенные в боях с красными, действовали на казаков угнетающе.

Атаман Иванов-Ринов обманул надежды адмирала Колчака. Вместо 18 тысяч казаков он выставил на фронт вдвое меньше.

Свежий Сибирский казачий корпус (отнюдь не конная армия!) готовился к контрудару, дислоцируясь юго-западнее Петропавловска. В самом Петропавловске и восточнее озера Черное сосредотачивались резервные стрелковые соединения. Тем временем фронт белых армий, не сумев сдержать натиск превосходящих сил противника на р. Тобол, спешно откатывался на восток. В период с середины июля до конца августа колчаковцы потерпели ряд тяжелых поражений в боях местного значения, понесли большие потери в людях, конском составе и материальной части. Белые полки были сильно потрепаны, а ожидать существенных пополнений не приходилось. К примеру, 45-й Сибирско-Уральский полк подполковника Капитонова после боя 24 августа у деревни Камышное уменьшился с 400 до 240 штыков, а к концу августа – до 150 человек. 47-й Тагильско-Челябинский полк уменьшился с 550 до 200 штыков, 48-й Туринский – с 570 до 300 штыков. Велика была убыль в колчаковских частях и от дезертирства. Части красных, напротив, получали пополнения. Кроме того, они захватывали богатые трофеи.

На конец августа фронт 5-й красной армии проходил по линии Частоозерский – Н. Ильинское – Матасанское – Дубровный (70 километров западнее Петропавловска). Командарм М. Н. Тухачевский имел в первой линии лишь две дивизии – 26 и 27-ю. Этими силами он, очевидно, рассчитывал взять Петропавловск, т. к. части 5-й дивизии готовились к отправке на другой фронт. Сведения о состоянии белых войск были обнадеживающие. Отмечалось сильное разложение в частях противника, а штаб 27-й дивизии доносил, что «силы белых совершенно деморализованы, перебежчики переходят толпами, необходимо разработать директиву, одним ударом дойти до Петропавловска». Этот необоснованный оптимизм был совсем неуместен в обстановке, когда войска шли по территории Сибирского казачьего войска, и было ясно, что казаки намерены свои земли яростно защищать. Но за правое крыло своей армии молодой военачальник почему-то не беспокоился, хотя здесь концентрировались крупные конные массы противника, а на участке смежных флангов 5-й и 1-й советских армий зиял разрыв. Словом, правый фланг армии Тухачевского не был обеспечен.

Такое пренебрежение противником дорого обошлось. Белые перешли в контрнаступление 2-3 сентября, ударив по правому флангу армии Тухачевского, а также по 3-й советской армии. Неожиданный удар свежих мобильных сил потряс оборону советских войск. Боясь быть отрезанными, командиры дивизий просили разрешения на отход. Тухачевский потерял голову. Он требовал от командования Восточного фронта подкреплений и, опасаясь охвата флангов, носился с идеей скорейшего отвода войск за Тобол.

Командование Восточного фронта сознавало, что пред лицом превосходящих сил противника обороняться на плоской южно-сибирской равнине, имевшей мало естественных преград, затруднительно. Характер местности благоприятствовал широкому использованию кавалерии белых, которая могла стремительным броском выйти к Тоболу и отрезать отступающие части красных от переправ. Все четыре дивизии армии Тухачевского были разбиты. Под Петухово был захвачен штаб одной из красных бригад во главе с командованием. После жестоких оборонительных боев 5-я и 3-я советские армии к началу октября отошли на исходные рубежи, т. е. за Тобол, оставив г.Тобольск.

Мощный контрудар белых, по сути, сводил на нет результаты почти трехнедельного непрерывного успешного наступления 5-й и 3-й советских армий в Тоболо-Ишимском междуречье. Этот удар был жестоким, но не смертельным. Глубокий рейд по тылам большевиков казачьего кавалерийского корпуса не удался. Окружить и уничтожить основные силы 5-й советской армии белым генералам не удалось. Поражение армии Тухачевского не означало поражение всего Восточного фронта. В распоряжении командования фронтом имелись значительные резервы. Освобожденный Урал дал Красной Армии новые контингенты, в то время как в тылу у колчаковцев оставалась малонаселенная Сибирь с враждебным им населением. В течение двухнедельной стратегической паузы войска Восточного фронта были доведены до численности 67 тысяч штыков и сабель протии 61 тысячи у противника. В середине октября началось новое наступление красных в направлении Тобольска и Петропавловска. Решительные, инициативные действия командиров красных частей и соединений дали свой результат. Яростные контратаки белых были отражены. 31 октября после упорных боев был освобожден Петропавловск, 4 ноября – Ишим. Сражение за Западную Сибирь окончилось. Колчаковцы потеряли половину своей живой силы и были разгромлены. Нажим красных армий вновь заставил их отходить на восток. Наступившие холодная осень и суровая зима пропели последнюю песнь приверженцам «единой и неделимой» и их предводителю-адмиралу.

 

Окончание Гражданской войны

Об окончании Гражданской войны в марте 1921 года объявил X съезд РКП (б). Советская историография связывает окончание Гражданской войны в России с разгромом врангелевской армии и эвакуацией белых из Крыма (ноябрь 1920 года). Но в 1921-1922 гг. велись масштабные боевые действия на Дальнем Востоке, в Средней Азии, Закавказье и Карелии. В дни проведения X съезда подавлялся Кронштадтский мятеж, полыхали крестьянские восстания в Западной Сибири, на Тамбовщине и на Украине. Басмаческое движение, как организованная сила, потерпело окончательный разгром в 1930-е годы. С конца 1920-х годов велась ожесточенная борьба с троцкистами, которые были объявлены контрреволюционной силой. После Великой Отечественной войны продолжилось противоборство с националистическими силами Прибалтики и Западной Украины. Таким образом, гражданская война в СССР продолжалась и завершилась в 1953 году со смертью И. В. Сталина, который не без оснований заявлял, что по мере строительства социалистического общества классовая борьба будет усиливаться, нарастать.

Но в 1953-м наступил не мир, а краткое перемирие. Вскоре из лагерей выпустили немало непримиримых врагов советского строя, в т. ч. бандеровцев, прибалтийских националистов, и они заодно с диссидентами развернули яростную борьбу с режимом. События 1991-1993 гг. и смена государственного строя в России привели к расколу общества. Незаконная грабительская приватизация государственной собственности, сказочное обогащение кучки нуворишей образовало пропасть между правящим классом и обманутым народом, который в основной своей массе был фактически отстранен от собственности и от власти. Ни устранением, ни даже сглаживанием причин этих антагонистических противоречий никто из власть предержащих заниматься не хочет, поэтому противоречия неизбежно будут обостряться.

В современном мире, в эпоху интернета и сотовой связи, гражданское противостояние может принимать совершенно иные формы, нежели сто лет назад. Уже нет как организованной силы «могильщика буржуазии» - революционного пролетариата, но есть высокообразованная молодежь из малоимущих слоев, которая, став мощной антибуржуазной силой, способна жестко отстаивать свои права… Но это – тема другого исследования.

 

      Фотографии:

№ 00. Центр старого Кургана – Верхняя торговая (Троицкая) площадь. По соседней Троицкой улице маршировали красногвардейцы, затем белочехи и колчаковцы и, наконец, бойцы Красной Армии, установившие «всерьез и надолго» в городе Советскую власть.

 

01 – смотр казачьих частей Оренбургского казачьего войска во время Первой мировой войны;

 

02 – Атаманы, офицеры и казаки Троицкого отдела Оренбургского казачьего войска;

№ 01, 02. Оренбургские казаки. Им предстоит пройти тяжкий путь – путь кровавых потерь и тяжких лишений. До революции Оренбургское казачье войско было третьим по численности и самым грамотным среди казачьих войск. На Первой мировой войне одиннадцать казаков зауральских станиц стали полными Георгиевскими кавалерами. Более половины оренбуржцев воевало за белых, и Советская власть жестоко отомстила за это в 20 – 30-е годы.

№№ 3, 4, 5, 6, 7 Солдаты и офицеры Первой мировой («империалистической») войны. Уже скоро судьба разведет их во враждующие лагеря войны Гражданской.

№ 08. Адъютант его превосходительства П. В. Макаров (четвертый слева) среди офицеров Добровольческой армии у штабного вагона. 1919 год

№ 09. Семён Михайлович Буденный

 

№ 10. Николай Дмитриевич Томин. С картины С. Устюжанина

 

№ 11. Михаил Николаевич Тухачевский

 

№ 12. Филипп Егорович Акулов

 

13. Солдаты и офицеры Первой мировой («империалистической») войны.

 

Алексей Дмитриевич Масляев

 

 

 

Список литературы и источников

  1. Буденный С. М. Пройденный путь. – Кн. 1, 2. – М., 1969.
  2. Винокуров О. А. Битва на Тоболе. – Шумиха, 2013. С.4-25, 29,124.
  3. Военная энциклопедия: В 8-и т. / Гл. ред. комис. П. С. Грачев (пред.). – М., 1994. – Т.2. – С.13-14.
  4. Гражданская война в СССР. - М., 1986. - Т. 2. – С. 270-286.
  5. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия / Гл. ред. С. С. Хромов. – Изд. 2-е. – М., 1987. С. 84-87, 452-456.
  6. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Том четвертый. Вооруженные силы Юга России. – Берлин, 1925.
  7. Директивы главного командования Красной Армии (1917-1920): Сб. документов. – М., 1969. С. 41-64, 775-790.
  8. Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922): Сб. документов. – М., 1974. Т. 3. – С. 71-94, 774-790.
  9. Заболотный М. Б. 5-я Краснознаменная Красная Армия в годы гражданской войны. Владивосток, 1973.
  10. Каменев С. С. Записки о гражданской войне и военном строительстве. – М., 1963. С. 149-170.
  11. Карпов В. В. Генералиссимус: Историко-док. Изд. (в 2 кн.). – Калининград, 2002. – Кн. 1. – С.59.
  12. Кочегин П. З. Томин. Челябинск, 1967.
  13. Кручинин А. М. Изменчивое счастье войны. Очерки истории боевых действий на Шадринском направлении летом 1918 г. – Екатеринбург, 2012. С.9-14, 57, 76.
  14. Макаров П. В. Адъютант Его превосходительства. Кто он? – 3-е изд., перераб. и доп. – М., 1992. С.7, 32, 35.
  15. Масляев В. Б. Россия: значение побед, уроки поражений. – Изд. 2-е. - Тюмень, 2014. С. 101-113, 118-119.
  16. Смирнов Г., Зенин Д. Тухачевский: легенды и реальность // Русский рубеж. По страницам «Литературной России». М., 1991. С. 235, 244.
  17. Советская военная энциклопедия: В 8-и т. / Гл. ред. комис. Н. В. Огарков (пред.) и др. – М., 1978. – Т. 6. – С. 285-287.
  18. Сталин И. В. Сочинения. – М., 1954. – Т.4. - С. 339.
  19. Тухачевский М. Н. Поход на Вислу // Избранные произведения. – М., 1964. – Т.1. – С. 115-116, 119-168.
  20. Широкорад А. Ф. Давний спор славян: Россия, Польша, Литва. – М., 2007. С.573, 576, 588-590, 593-595.

 

Масляев Владимир Борисович

Член регионального Совета Российского военно-исторического общества, заместитель атамана Зауральского отдельского казачьего общества по воспитательной работе. Автор более 40 статей по социально-политическим вопросам, отечественной и военной истории, а также учебных пособий для ВУЗов и двух монографий, получивших высокую оценку Российской академии военно-исторических наук.

Как литератор, проявил себя в разных жанрах: им написано около 250 стихотворений, 7 поэм, повести (в том числе повесть в стихах «Суворов»), десятки рассказов, а также романы «С осени до весны» и «Путь». Заместитель председателя Курганского областного отделения Российского союза профессиональных литераторов, составитель антологии «Литераторы Зауралья».

 

Фотографии: 14, 15, 16

Категория: Мои статьи | Добавил: silsilsil (07.01.2018)
Просмотров: 111 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Пятница, 17.08.2018, 20:20
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Мои статьи [9]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 192
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018
    Конструктор сайтов - uCoz